Официальный сайт группы Конец Фильма

Дерьмо в жизни человека/ Журнал NME 16.06.2003


Дерьмо в жизни человека/ Журнал NME   16.06.2003

Бродить в парке среди скульптур – занятие культурных романтиков. Но если среди скульптур вам попадается Ленин – киргиз и обсуждать его берется группа Конец Фильма, правила меняются.

 
В скульптурном парке около ЦДХ нет иностранцев. И нам не известно почему. NME и участники группы Конец Фильма сходятся во мнении, что это московский Диснейленд – пускай без аттракционов, зато полный духов прошлого в самых странных проявлениях. Здесь смешались кокаиновые душевные муки серебряного века, военные, сюрреализм, тайные сексуальные фантазии советского периода и всеобщий беспредел конца девяностых. Единственно, чего не хватает – это небольшой монументальной композиции с Евгением Феклистовым в роли веселого похотливого демона. Но, возможно, эту идею еще реализуют. Элементы дизайна поглощают участников группы, Евгений тут же настраивается на нужный испорченный лад. Пока это не так очевидно, но когда он допьет свое пиво и начнет отвечать на первый вопрос, других задавать уже не придется.

Первое время музыканты группы (а кроме Евгения присутствуют еще гитарист Петр Миков и клавишник Юрий Парамонов; басист Алексей Маляров где-то в пути) не могут скрывать разочарования от того, что их не спрашивают, как они пишут песни, придумывают аккорды. Поскольку им сегодня целый день было нечего делать, они готовились отвечать как раз на такие вопросы и чтобы быть информационно подкованными, вероятно, перечитали все статьи про группу Конец Фильма, какие есть в Интернете.

«Нет, когда мы готовимся, мы, наоборот, стараемся нечего не делать, - жизнерадостно заявляет Евгений. – Чтоб ничего не мешало. Мы и так, как правило, ничего не делаем, но когда мы ничего не делаем без смысла - это превращается в утомительное занятие. А тут у нас есть цель - мы должны вечером дать интервью, и ничегонеделанье становится оправданным». Через некоторое время у гитариста группы появляется чувство, что его обманули, и он вежливо интересуется, давно ли NME  в журналистике и сколько интервью уже взял. Гитариста зовут Петр Миков. Он приверженец ярких красок и в группу его приняли совсем недавно.

«Получилось так, что совершенно неожиданно от нас в группу Butch ушел гитарист, а мы уже записывались в студии,- рассказывает Евгений о причине появления в группе нового участника. – Мы стали спрашивать, у кого есть знакомый гитарист, у одного из продюсеров группы «Пикник» оказался такой парень. После второй репетиции он стал нашим гитаристом, а теперь иногда берется и за бас-гитару. Во время записи песни «Не завидуй» у басиста отсохла рука и тут, на помощь пришел Петя. Пришел и говорит: дай-ка мне свою гитару, когда-то и я баловался этой ерундой».

У Петра розовые волосы и фиолетовые очки.

«С детского возраста я любил рок-музыку…- объясняет он».

На какое-то мгновение повисает тишина, но в следующий момент все лежат на земле и хохочут.

В школе я отращивал волосы, - не задается Петр, - ходил по пояс волосатый…Потом я их сбрил и ходил лысый. А потом снова отрастил и стал менять цвет. Был зеленый, синий, а сейчас красный.

Петр говорит, это потому, что он много лет тусовался по Европе и привык.

Сразу после этого перестают говорить все, кроме Евгения Феклистова, который становиться главным источником информации.

Вероятно, этот человек способен вещать 24 часа в сутки. Из него получился бы отличный радио-диджей.

«В последнее время меня очень волновала атипичная пневмония, - говорит он. – И когда мы выступали на концерте, посвященном борьбе со СПИДом, я вот подумал, что эти два недуга должны уничтожить друг друга. Мне пришла в голову идея, что надо провести эксперимент и заразить человека, который борется с атипичной пневмонией, - ему все равно терять нечего и посмотреть, вдруг два вируса не уживутся в одном организме. Или другой вариант: найти человека на последней стадии СПИДа, у которого воспаление легких и заразить его атипичной пневмонией. Мне кажется, это очень оптимистично: перепробовано уже все, но народное средство «клин клином вышибают» еще никто не испытывал. Мне пришло это в голову, когда я стоял на концерте и пел. Я подумал, что это срочно надо записать, но так как в это время  пел, то ничего не вышло. Мне было очень тяжело, и я не смог ни с кем поделить своим открытием. У меня были заняты руки и горло, хотя мозг был свободен…»

В следующий момент Евгений уже совершенно забывает об атипичной пневмонии, пустившись в рассуждения о свободе и жаворонках. Как нам удается заметить за вечер, Феклистов вообще свободный, как жаворонок, которого сносит ветром из Африки на Аляску, но он при этом не обламывается и продолжает свой путь в Аргентину, а, может, и в Австралию.

«И что, вы напишите песню о том, что способ «клин клином» всех спасет?».

«Нет, не напишем. Потому что это будет скучная песня, хотя она будет пользоваться спросом у народа. Я тут недавно послушал интервью с группой «HIM» по поводу того, что то, что они делают  - совсем не лав-металл, а дерьмо…». Дерьмо играет очень важную роль в жизни человека. Так как 90 процентов, которые потребляет человечество, попадают под заданную классификацию, нам нужно вписаться в существующий процесс, потому что хватит уже противиться. И вот, наш следующий альбом (тот, что выйдет после «Камни падают вверх)…»

Будет в стиле лав-металл?

«Нет, будет в стиле дерьмо» (остальные участники видимо этого не знали и теперь выглядят удивленными)».

И вот какие черты присущи дерьмовому альбому, по мнению Феклистова:

позитивность;

доступность;

альбом должен нравится и не нравится никому;

В нем должно быть не более трех аккордов («Вряд ли мы позволим Юре вставить туда сетку аккордов. Разве что очень редко»);

примитивный вокал («мне придется поработать над вокалом, чтобы он был неправильным и не строил. Потому что это очень модно. Когда человек слышит вокал, который не строит, он думает, что это уже почти Red Hot Chilly Papers»);

запись должна быть очень дешевой («Это совпадает с нашими антиглобаллистическими настроениями в последнее время. Все должно быть дешево, доступно и понятно. Мы должны записывать такие песни, которые прогрессивная и регрессивная молодежь могла бы исполнять в подъезде, а потом драться и спорить, у кого песня дубовее – у нас или еще у какой-нибудь группы. Тогда мы достигнем какого-то просветления, глобальной любви и сольемся в экстазе со все человечеством. И, наконец, добро и зло, которые стоят по одну сторону, победят добро и зло, которые стоят по другую сторону».)

Не очень понятно кому нужен еще один дерьмовый альбом, когда их и так всем хватает. Однако пример группы HIM настолько вдохновил Евгения Феклистова, то на ближайшие двадцать минут его вполне моно было бы оставить с самим собой.

Но и через двадцать минут ничего не меняется. Евгений только становится азартнее, увеличивает скорость рассуждения.

«Недавно я купил препарат от головной боли, и в прилагаемой  бумажке значилось, что он очень действен, и его применение не имеет практически никаких последствий, кроме рвоты, поноса, тошноты и головной боли. Если человек не боится этих последствий, он может им пользоваться и быть счастливым. Я считаю, что в этом скрыт алгоритм популярности. Это и есть формула успеха».

В парке около ЦДХ тепло и поют птички. Но Евгений Феклистов их не замечет, как не замечает строгий взгляд Большого Петра, на фигуру которого отсюда открывается превосходный вид.

«я знаю одну бабушку, - продолжает он, которая, не смотря на старческий возраст, живет по объективным химическим законам. У нее прыгает давление по несколько раз в день и она, как только давление повышается, закидывается препаратом, который его понижает. Давление начинает стремительно падать, потому что организм старый, обессиленный и она тут же, прямо на месте принимает препарат, который повышает давление. И он начинает бешено приподымать…»

Евгений аж подпрыгивает на скамейке в такт давлению, о котором рассказывает. Он набирает обороты, глотает окончание слов, но линию истории все равно не теряет. Все сопереживают бабашке – панку как могут, но, в конце концов, не выдерживают и начинают хохотать.

«И вот она колбасится, колбасится, таким образом ездит на кровяном лифте в течение  дня. А к ночи у не начинается бессоница от всех этих препаратов, и она принимает снотворное. А вот один известный музыкант, после того, как слез с героина, начал принимать снотворное…»

Извините, дорогие читатели. Кому-нибудь интересно, чем все закончится?

«…потому что у него возникла бессонница. Оно ему требовалось уже по утрам, и удивительно, что это безобидное средство продавалось во всех аптеках, но только не в Белоруссии, перед концертом. А ему нужно было четыре таблетки снотворного. Вот какие бывают препараты. Поэтому, мы все-таки за то, чтобы люди не увлекались журналом «Химия и жизнь», а читали NME и слушали наш будущий альбом, который будет соответствовать тому, что думает о себе группа HIM».

Поскольку до этого «будущего» альбома довольно далеко, NME надеется, что группа «Конец Фильма» успеет еще раз сто вдохновится чем-то другим, и передумать. Пока же выходит их другая пластинка «Камни падают вверх». Она не была изначально задумана как «дерьмо», но, как признает Евгений Феклистов, некоторые черты дерьмового альбома все равно здесь присутствуют. И вот много это касается песни «Постой, паровоз».

«Есть теория Славы Петкуна, который говорит, что дерьмо – это все. Просто бывают кучки разного размера. Мы отчасти разделяем Славину теорию, но не чувствуем себя вправе оценивать, какого величина кучки. Это нам кажется не скромно…»

NME считает, что кучка не такая уж большая, а Евгений поет так страстно, что Джеймс Уолш из Stars sailor отдыхает. Но зато у Stars sailor нет песни «Постой паровоз».

«Мы записали песню «Постой паровоз, - объясняет Евгений, потому что нам пообещали дать денег на новый альбом. Дело было так: мы принесли в звукозаписывающую компанию, и они сказали: «Что, больше ничего нет что ли?». Тогда мы принесли им песню «Постой, паровоз». Они очень обрадовались и сказали: «Вот это да! Где же вы раньше были?» А теперь мы понимаем, что все-таки, знаете ли, они даже в своем смысле были не совсем правы. Потому что другая наша песня движется в хит-параде лучше. И вот те люди, которые занимаются шоу-бизнесом (а всем известно, что шоу- бизнес и дерьмо – близнецы братья), они…»

Но это уже совсем другая история.        

 

Мы антиглобалисты. Мы против того, чтобы наше дерьмо разбухало до огромных размеров.