Официальный сайт группы Конец Фильма

Евгений Феклистов ("Конец Фильма") / Интервью RockMusic.ru, февраль 2005


Евгений Феклистов("Конец Фильма") / Интервью RockMusic.ru, февраль 2005

Елена Самойлова












Просто с 89-года существовали какие-то совместные проекты, которые назывались по-другому. А название «Конец фильма» появилось где-то в 98-м.

Как развивались ваши отношения с Башаковым, с которым вы вместе выстрелили с песней «Элис»? Ведь именно она, что греха таить, сделала «Конец фильма» более менее известным и узнаваемым коллективом.

Мы познакомились на одном из концертов в Питере. Я как раз тогда жил в этом городе. После знакомства я стал постоянно ходить на концерты Башакова. У меня самого концертов было на много меньше, в основном домашние или полудомашние. Однажды, когда я был у Миши Башакова, он спел куплет из песни «Элис», и это меня развеселило. Так и возникла мдея записать эту песню.

Как сейчас складываются ваши отношения с Башаковым?

Скажу так: пока я жил в Питере, мы тесно общались. Башаков интересный человек, у него хорошие песни, многие из которых гораздо лучше, по моему мнению, чем «Элис» - это не показатель ни для моего творчества, ни для Мишеного. Люди, внимательно следящие за творчеством Башакова, знают, что у него много новых хороших песен, часть из которых и Кашин. Башаков выпустил сольный альбом. После моего переезда в Москву общаться стало сложно. По-моему, сейчас Миша ведет какую то программу на радио «Балтика» и пишет песни. Думаю, он будет писать их до конца своих дней, как и все люди, которые когда-то начали это делать серьезно.

Изначально, когда вы начали вместе записываться, Башаков был членом группы или отдельной творческой единицей?

Тогда был странный период. У Миши всегда была своя группа. Честно говоря, я хотел, чтобы у меня она тоже появилась. Башаков дал мне телефон барабанщика, с которым тогда играл. Получилось, что у меня образовался проект, а у Миши как раз какое-то время коллектива не было. Тогда мы и записывались. Мы написали «Желтые глаза» и сняли на эту песню клип. Можно сказать, что она тоже выстрелила. Не смотря на то, что песня вышла под конец года, она сразу попала в сотню лучших клипов MTV. Я считаю, что «Желтые глаза» в большей степени определяет творческую составляющую группы. А «Элис» появилась на диске как бонус-трек. Так что песня, на которую никто не ставил, неожиданно выстрелила.

«Как появилась на свет ваша совместная работа, песня «Постой паровоз!»?

Это история достаточно тухлая. Альбом «Камни падают вверх» вышел два года назад, в нем и была эта песня. На нее ставил продюсер издающей компании, под эту песню дали деньги на весь альбом. Но для нас она, как и «Элис», не является показательной.

Говоря о совместной работе, я имела в виду трио с Вакарчуком и Рейнардсом.

За это надо сказать спасибо Михаилу Натановичу Козыреву, потому что идея собраться вместе именно этих людей принадлежала ему. Я считаю, что клип сделал песню интереснее. Сразу появились какие-то ассоциации. У меня, например, с Коэновским фильмом «Где же ты, брат!». Надо ли относиться к этой песне как к серьезной работе? Не знаю. Все было сделано буквально за день. Мы приехали, записались и снялись. А у людей, которые принимали в этом участие, остались самые приятноые впечатления от сотрудничества.

С Вакарчуком и Рейнардсом вас познакомил Козырев? Вы не были знакомы прежде?

Со славой Вакарчуком был знаком – мы вместе участвовали на «Максидроме». Года три назад. С Рейнардсом познакомились лишь во время совместной записи, а до этого видел его только по телевизору.

В вашей группе играли музыканты из Маши и медведи…

Да, играли, теперь нет. Сейчас «Маша и медведи» опять собрались. Но это не так важно, потому что музыканты, как цыгане. Для цыган само главное – свобода. Для музыкантов- музыка. А где играть и с кем – не важно, лишь бы было интересно.

Насколько я поняла, вы в свое время со многими музыкантами пересекались. Например, с «Ночными снайперами». Есть ли идеи по поводу новых совместных проектов?

Совместные проекты – очень модная нынче вещь и все эти «Не голубые огоньки» - свидетельство того, что людям нравятся подобные коктейли. Ничего конкретного не планируем. Никогда не зарекался от совместных проектов, но и не ставил их какой-то целью. Конечно, было бы интересно поработать с кем-то из людей, делающих реально интересную музыку для запада, или посотрудничать с западными группами. По крайне мере, мне, как слушателю, это было бы интересно.

С кем конкретно хочется поработать?

Практически с любым человеком. Полагаю, что это, во всяком случае, полезно. Независимо от стилистики исполнителей, ведь это школа, опыт. Также трудно представить себе «Ладу», конкурирующей с BMW, как группу российского уровня – с западными командами. Говорить, что произошло какое-то чудо, прорыв, можно только на примере «T.A.T.U.». И то не понятно, за счет музыкальных ли составляющих. В любом случае контакты с зарубежными исполнителями пошли бы мне на пользу. Хотя я сотрудничал с группами «Brainstorm» и «Океан Ельзи», а их уже можно назвать зарубежными коллективами.

Туда же, видимо, относится и «Виагра»…

Да, и Веерка Сердючка. А почему нет? Все это весело. Если я назову какие-то фамилии, с которыми все мечтают поработать, это будет банально. Конечно, интересны и некоторые модные коллективы, типа Scissor Sisters или Franz Ferdinand. Мне хотелось бы посмотреть на совместный проект Franz Ferdinand и «Мумий Тролля», потому что Franz Ferdinand – тот же самый рокопопс, только для запада, на ином уровне и на другом языке. Относительно своего вклада в поп – рок- культуру пока ничего особенного сказать не могу. Пытаемся делать то, что нам нравится, что нам кажется нужным и актуальным. Насколько это интересно людям – не мне судить. Думаю, есть люди, которым нравится наше творчество. А есть и те, кому мы безразличны и кого мы раздражаем. Каждый человек стремится оказаться выше среднего уровня. Но стремление это чаще всего приводит к тому, что становишься для всех чужим.

По вашему, The Beatles и The Rolling Stones не стремились быть выше срденего уровня?

Они как раз стремились. Но ведь, на самом деле, они были представителями среднего класса. Ты никого не обманешь, ты все равно тот, кто ты есть. Если ты парень из Ливерпуля, ты им и останешься. И как бы ты не пытался этого изменить, ничего не выйдет. Тем более, то The Beatles и не пытались этого сделать. Они бравировали, шокировали людей своим ливерпульским акцентом, уже умея прекрасно говорить на правильном английском.

В последнее время ваша группа часто принимала участие во многих откровенных попсовых мероприятиях.

Коммерческих что ли?

Да, коммерческих.

Мы же коммерческий проект. Любой проект, который пытается быть профессиональным – выступать на концертах, получать за это гонорары, - принимает участие в коммерческих акциях. Не знаю, кто бы в наших условиях этого избежал. Есть несколько людей, которые всплыли на перестроечной волне и могут теперь бравировать этим. Но это дело случая. К Коммерчески акциям я отношусь спокойно. Есть определенный подход: плохой прессы не бывает, плохих эфиров не бывает. В любом случае мы показываем свое творчество, и для нас конечной задачей является донести что-то из того, что мы хотим сказать, людям. Каким способом это будет сделано – не важно. Тем более что эти способы находятся в рамках того бизнеса, которым мы занимаемся. Если бы передачи, на которые нас приглашают, не были бы передачи, на которые нас приглашают, не были музыкальными, мы бы не стали принимать в них участия. Если бы мы были закормлены эфирами, то, может быть, и кривлялись бы, выбирали и говорили, что у нас график расписан или мы пойдем к вам, но сделайте нам живой звук. Сольные концерты же у нас проходят вживую. Это дорогостоящее удовольствие по нынешним временам, и предпочитая вкладывать деньги в это, пытаемся сделать так, чтобы как можно большее количество людей услышало наши песни.

Где Вам лично комфортнее выступать? На больших сборных концертах или в маленьких залах?

Конечно, любой группе приятно сольно, нежели в «солянках», но и сольники бывают разные. Есть своя прелесть и в больших выступлениях, и в камерных; и для тех, и для других подбираются совершенно разные материалы. На больших мероприятиях можно получить колласальную энергетическую отдачу от ахающего и охающего стадиона. На маленьких можно увидеть глазами проникновенно слушающих людей. У нас больших сольных мероприятий пока еще не было. А на солянках мы играли довольно много. На них, как правило, никто ничего не слышит. Все бегают по сцене, кричат, прыгают, а в конце песни, после которой сходишь со сцены, ловишь, наконец-то место, где есть нормальный звук. Нам нравится выступать вживую – не важно где именно. Нравится, когда люди узнают наши песни, причем иногда не ясно, откуда они их знают. Я не думаю, что музыканты, которые стоят на сцене и говорят, что им не нравится выступать, что они устали и хотят отдохнуть. Наверное, если жить по графику, в котором запланированы 20-30 концертов в месяц – устанешь. Я очень люблю дело, которым занимаюсь и уважаю тех людей, которые приходят на концерт, независимо от того, заслуживают они мое человеческое уважение или нет. Я не знаю, кто они, но чувствую симпатию к ним. Изначально мной, как человеком, который пытается что-то этому миру сказать, движет все-таки хорошее отношение к людям, несмотря на то, что кредо группы примерно такое: «Смотрите: Солнце желтое, небо синее, а жизнь гавно!» Вот такая незадача. Мы ничего не можем с этим сделать, и на это мнение обижаются. У нас достаточно ироническое отношение ко всему происходящему. К сожалению, жизнь устроена не самым лучшим образом.

У вас была совместная работа с представителями мира кино, создателями телесериала «Солдаты». Как родился этот проект?

В общем, работа и сейчас продолжается. Пока обсуждается вопрос, будет ли наша музыка звучать в продолжении сериала. Мы уже приняли участие в первой части «Солдат». Специально записали порядка восьми, девяти песен. Соглашаясь на участие в этом проект, я думал, что будет хуже. Но результат превзошел все мои ожидания. Сериал получился таким, что даже мне, как зрителю, его интересно смотреть. Проект оказался интересням, сделан с юмором, играют хорошие актеры.

Каким образом произошло знакомство с создателями сериала?

Музыкальный редактор Ольга Володина подошла ко мне на концерте «Запрещенных барабанщиков». Она предложила сотрудничество. После этого я познакомился с исполнительным продюсером Олегом Осиповым. Ему понравлюсь некоторые наши песни. Оказалось, что режиссер Сергей Орланов – наш поклонник и ему показалось интересным использовать наше творчество в телесериале. Мы написали песню «Юность в сапогах». Спустя некоторое время оказалось, что она хорошо идет в качестве мелодии для мобильных телефонов.

Многие песни вашей группы достаточно ироничны. Это связано с вашим личным отношением к жизни или это позиция всех музыкантов?

Наверное, себя не переделать. О чем бы я не писал, получается одна длинная песня. Во всяком случае, по тексту. Наверное я пытаюсь как-то замаскировать в нем свое настроение. В последнее время музыкальная составляющая песен меня увлекает гораздо больше, чем текстовая. И вполне вероятно, что мы стоим на пороге неожиданных открытий для себя. Все-таки чем больше я занимаюсь музыкой, тем более серьезно начинаю относиться к этому делу. Я не могу воспринимать серьезно этот мир. Я не смогу написать песню «Я – я яблоки ела». Даже если очень захочу – не получится. Это не значит, что я такой неподкупный рыцарь, мол, даже не подходите ко мне с коммерческими предложениями. Разгадка именно в том, что у меня другое отношение к жизни. В рекламе от перхоти я мог бы сняться. И даже не испытывал бы, в отличии от Димы Маликова какой-то дискомфорт. Даже с удовольствием снялся бы в рекламе презервативов и попытался бы в этот ролик впихнуть откровенно провокационную идею. Хочется, чтобы это раздражало домохозяек. Хочется внести в атмосферу всеобщего благополучия большую ложку дегтя. Вот что всегда меня стимулирует к творческой деятельности.

Но далеко не все результаты этой творческой деятельности доходят до тех же домохозяек…

Берут или не берут наши работы на радио – это другая сторона. За какие-то фильтры, которых на пути становится все больше и больше, мы нести ответственность не можем. Из тогда ,что мы делаем, до слушателя доходит процента три. Я имею в виду по объему, а не по уровню интеллекта. Мне кажется, что мои песни понятны людям. Я пишу для тех, кто способен думать самостоятельно и отличать то, что навязывают о того, что внутри. Все думаю, но не все задумываются.

Люди, которые слушают «фабрику музыкальных полимеров» (ваше определение), относятся к общей массе, к тем, кто не способен задумываться?

Вы знаете, есть замечательный исполнитель Нарцисс Пьер. Мы с ним записали песню «Зима». А в «Фабрике» он принял участие спустя год полтора. Я не могу сказать, что Н. Пьер как человек, как талантливый исполнитель стал хуже, но та песня, которую он спел у нас, - реп на французском языке меня дико веселит. А шоколадный заяц меня совершенно не впечатлил. Если бы это спел какой-нибудь человек с кривым носом и в кепке, торгующий арбузом, это было бы более естественно. В этой ситуации, я считаю, пострадал Нарцисс, как личность, как артист. «Фабрика» просто подмяла под себя хорошие артистические данные. Хорошо это или плохо для него? В материальном отношении, наверное, хорошо.

А если бы вас пригласили выступить на «Фабрике», вы бы согласились?

Не хочу быть в роли Мягкого из «Служебного романа»: «Я взяток не беру», - да тебе и никто и не предлагает. Ну не пригласят меня туда. Я бы мог сказать, что никогда не пойду на «Фабрику звезд», никогда не буду сниматься с А.Б.Пугачевой. Вот один человек так сказал, а в итоге снялся с ней в клипе. Не хочу говорить таких фраз, показывать, что я крутой, хороший и принципиальный человек. Я человек беспринципный, гад и сволочь. Я такой же, как вы, дорогие мои. Я вас очень люблю, что вы такие подлые, не красивые, как я. Давайте любить друг друга.

А как же ваша фраза «Солнце желтое, небо синие, а жизнь - гавно»?

Я скажу так: «А из космоса земля так похожа на какашку, человек на букашку, до чего ж обидно ля- тра-ляля». Это же добрые стихи. Ну, гавно, наверное, грубое слово, Но я противоречив! Это диалектика. Еще Гегель обнаружил, что жизнь противоречива. Вот об этом мы и поем. Самая большая загадка – почему все говорят, что жизнь такая плохая, но никто не хочет от нее отказываться. Кроме психически больных или наоборот чересчур счастливых от определенных препаратов людей. Все живут, проклиная жизнь, цепляются из последних сил за эту противную, всем ненавистную, всем надоевшую, несправедливую жизнь. Надо радоваться тому, что она несправедлива. Потому что если не справедливо отнеслись к тебе, то когда-нибудь мяч может оказаться в твоих руках. И жизнь тебе скажет: «Кидай, парень!». А ты возьмешь и закинешь в корзину. Ведь Бог такой судья, который может кинуть тебе золотой орешек в любой момент. В какой-то момент нам повезло, а могло и не повезти. Знаете, что я могу сказать тем людям, которые нам завидуют и говоря «Ах какие везунчики - счастливцы»? Лет десять мы с Башаковым писали песни и написали по триста каждый. Но нам что-то не везло. А на триста 1-ой повезло. В чем проблема? Если человек написал пять песен и считает, что ему не везет, ну, значит и не должно повезти. А если человек написал одну песню и ему повезло, то значит, будет потом еще триста песен, после которых не повезет. Редко бывает так, что все хорошо складывается. Как правило, для этого нужна гениальная интуиция. В нее я мало верю. Скорее всего, человек просто оказался в нужное время в нужном месте. Особенно талантливых людей среди наших современников нет. Во всяком случае не нам о них судить.

Если говорить не совсем о наших современниках….

Давайте поговорим о них. Давайте пойлем кислоты на их могилы.

Например, Сальвадора Дали кто-то считает гениальным художником, а кто-то гениальным самопиарщиком.

Да. Могу привести в пример горячо любимого художника Александра Флоренского. Основная масса людей знает его, как представителя движения «Митьки». А еще большая часть не знает его, как художника вообще. Но все, наверное видели трехтомник Довлатова или альбом «Десять стрел» Б. Гребенщикова, которые оформил Флоренский. Еще он сделал иллюстрации к григорьевскому «Девушка красивая в кустах лежит нагой. Другой бы изнасиловал, а я лишь пнул ногой». Флоренский – художник, который разбирается в живописи, его картины куплены Русским музеем. Я ним хорошо знаком. Он сказал, что любой художник мечтает о трех вещах: быть таким же талантливым, как Ван Гог, таким же богатым, как Сальвадор Дали, а третья мечта – чтобы член был до потолка. Вот, собственно говоря, то, о чем мечтает каждый художник. Это, кстати, относится и к музыкантам.

Вы в свое время принимали участие в провокационных художественных акциях…

Да, мне нравятся все эти бессмысленные глупости. Они заставляют человека задуматься. Идет человек по улице, вдруг все открыли газеты перед зданием большого театра и стали читать. У человека шок. Он не понимает зачем и почему. На мой взгляд, задача искусства в том, чтобы оно сместило человека с его привычных стереотипных позиций, на которых он умирает заживо. Большинство людей не живет. Давно превратилось приставку к своему телевизионному пульту. Не известно, кто кого переключает - мышечные рефлексы кнопку или кнопка мозги человека. Известно, что у пианистов, начинают двигаться пальцы. Человек развивает пальцы и, как следствие, какие-то участки коры головного мозга. Потом происходит обратная связь. И ц многих людей, которые сидят с пультом, уже дергаются пальцы. Какие-то замкнутые цепочки нейронов начинают ходить по кругу. Это смерть. Половина мозга уже превратилась в заплесневелый кисель. Тут необходимо что-то хорошее, какая-то встряска.

Что для вас лично важнее – музыкальная составляющая творчества или эпатажная?

Изначально меня, как слушателя больше волновали смысловые послания. Мне было не понятно, о чем поет Б.Б.Гребенщиков. Приятно и интересно пытаться найти смысл. Это как раз то занятие, которое выводит человека из состояния гипнотического транса. У нас есть песня «Шоссе», в которой присутствуют слова «протянет нам банку трехлитрового сока». На каком-то сайте я случайно наткнутся на дискуссию, посвященную этим словам. В песне строчек пять от силы, а дискуссия была страниц на двадцать. И люди на полном серьезе обсуждали специально ли я написал «трехлитровый сок» или я действительно такой дурак и вырос в районах Молдавии, где все продавалось в трехлитровых банках. Меня такая реакция веселит. Если раньше мне было интереснее словами жонглировать, то теперь я перестал удивлять себя какими-то языковыми конструкциями. Мне все больше нравятся музыкальные находки. Скажем, наш бывший гитарист вообще занялся полностью музыкой и ему теперь не интересна игра со словами. Мне в последнее время больше нравятся яркие простые мелодии. Надо писать такие песни, чтобы люди тебя понимали, независимо от языка. Некоторые японцы собирают записи Высоцкого, но не понимают о чем он поет. Такие вещи цепляют. По большому счету мне было бы интересно то, что не требует никаких финансовых вливаний и предварительной культурной подготовки. На самом деле это сверхзадача.

Вы планируете развивать свою музыку с жанровой точки или с технической?

У меня сейчас замечательные музыканты. Появляется некоторая свобода. С помощью музыкальных средств можно передавать эмоции. Мне интересно наблюдать за этим Бывает, что прописываются барабанные лупы и под них еще и живые барабаны. В студии это можно осуществить, но на концерте так не сыграть. Надо двух барабанщиков по идее, но это невозможно. Как быть?

Электронщики используют для этих целей компьютер.

А «Фабрика звезд» выходит на сцену, ставит один приборчик, называемый CD – проигрыватель и все в порядке. Заклеивают пульт, чтобы какой-нибудь шутник не нажал на паузу и вперед. Думаю, мы попробуем и так поработать. Не зарекаемся от этого. Но мне кажется, что в живых выступлениях больше прелести. Вживую люди играют ту песню, которая на альбоме записана с пятью партиями гитар, к примеру. Как мы поступаем? Гитарист раскладывает партии, клавишник специально программирует клавиши. Это технические моменты. Мне интересно смотреть на то, как люди выходят из положения. И чем больше концертный вариант отличается от студийного, тем мне интереснее.. Это показывает группу с положительной стороны.

Какие эмоции у вас вызывают коллективы, ье концертное звучание максимально приближено к альбомному?

Один из минусов Лупов в том, что песня на концерте будет звучать в одном и том же темпе. Если бы так было ищзначально, то песня Deep Perpl «Highway Star» на альбоме «Machine Head» и на концертном сборнике «Made in Japan» звучала бы одинаково. Но она сыграна в обоих случаях в разных темпах. Я хорошо отношусь к Бьерк, которая делает unplugget: 150 людей брякают колокольчиками. Каждый из них немного сумасшедший и стоило больших усилий, чтобы всех собрать вместе. Такие вещи мне нравятся. У нас же все из-за бедности, и мы еще этим гордимся. Это загадка русской души. Не хочется себя воспринимать, как бомжей на свалке, которые нашли огрызок и теперь гордятся тем, что они питаются фруктами.

Хотелось бы узнать, чем, помимо музыки, вы живете?

Работаю в компьютерном издании. Раньше я был программистом. Музыка была хобби. Теперь музыка – профессия. Я сейчас думаю: господи, как все-таки не интересно сочинять песни. Как здорово сидеть за компьютером и писать программы. Хотя прежде считал наоборот, что в работе на компьютере «романтизму нет». А романтики, кстати, нет нигде. Собственно говоря, мне нравятся люди, которые способны жить, как Диоген. Не бравировать этим. Многие люди хотят кем-то казаться. Дескать, хочу жить комфортно, хочу быть здоровым, хочу быть богатым, хочу, чтобы ходили все на концерты. Хочу играть утонченную, не простую, а золотую музыку. Но, в то же время хочу, чтобы меня любил последний грузчик. А такого не бывает.

Хотеть не вредно.

Надо просто делать что-то – и все. Принцип жизни прост, как три копейки. А наш менталитет мне, кстати, очень нравится. Это иррациональное зерно вдохновляет. Чтобы стать лучезарным и великим князем обязательно нужно пройти через все говнище. Надо, чтобы на сапогах по килограмму висело. Тогда тебе достанется Елена Прекрасная. А мог, в принципе, и не ходить за ори моря. Все в итоге окажется под боком, рядом. У нас не так давно был концерт на открытии новой «Точки». Во время выступления что-то перегорело. Барабаны звучали, а гитары – нет. И я тогда начал играть на акустической гитаре. В итоге людям, которые были в зале, мы понравились гораздо больше, чем предыдущие и два последующие коллектива. Не было бы счастья, да несчастье помогло.